?

Log in

karakur Below are 10 entries, after skipping 10 most recent ones in the "karakur" journal:

[<< Previous 10 entries -- Next 10 entries >>]

July 5th, 2013
12:11 pm
[User Picture]

[Link]

Вот жила эта бабуля в Москве лет 75, на проспектах и переулках, ютилась и расширялась, рожала, ломала руку, покупала диван, ковёр, а потом продавла это всё дачникам. И знала, куда пойти, чтобы подешевле. А когда её сознание превратилось в крупное кружево и память затёрли школьным ластиком, она встретила нас на улице Усиевича. Как, говорит, дойти до дома? Вроде шла, шла и всё было знакомо, но где я? Я спрашиваю, кто она, откуда, где живёт. А бабуля будто читает со свидетельства о рождении: Мария. И всё. Остальное - пустота, ехала много лет на такси и не запомнила дороги. Вроде, помнит церковь, и Сокол, Сокол - она тут была, была. Но где дом - не помнит. Мы бежим к полиции, но полиции не за что её задержать. Мы звоним в "Скорую помощь", придумываем бабуле симптомов и пострашнее, чтобы уж точно приехали. Мы звоним в ЛизуАлерт, чтобы затрубили в трубы: мол, нашлась ваша бабушка, вы ищете её, плачете, а она вот - попалась на улице Усиевича. Забирайте, любите её снова, ведь мы полюбили её. Приехала "Скорая", посадили бабулю в фургон и снимали ЭКГ. Пришёл волонтёр Миша и снимал бабулю на телефон. Увезли бабулю в больницу 67. Её пока никто не нашёл, но дай бог, чтобы кто-то уже хватился. Ну и привет, дорогой зародыш, дорогой сперматозоид, который встретит меня однажды на улице Усиевича. Если я не дам тебе адреса, переправь меня в Португалию.

(Leave a comment)

June 3rd, 2013
11:04 am
[User Picture]

[Link]

День детства для тех, кто не спрятался
Страна празднует когда и что хочет, а я и не знаю, не кутаю селедку в шубу. Поэтому вчера во Владимире я удивился, отчего у вокзала так тихо, так безмашинно и безлюдно. Я даже подумал, что этот город наконец-то мертв, и всех нас переселят в Португалию. Мы заберем наши ватные одеяла, поеденные молью ковры и заживем у океана. Но нет. Это не смерть, это городской праздник.

Оказывается День детства совпал с несением олимпийского огня детской же олимпиады через Владимир. Сами понимаете, если праздник детства совпадает со спортивной бравадой, то пора целовать икону. Так что дорогу перекрыли, автобусы пустили в кювет и с патрулями защищали детство на Соборной площади. Незатейливый массовик пел "Птицу счастья", умолял выбрать его, поднять руки, кричал вау, ура, эге-гей, звал кого-то "Владииииимир" - словом бился в публичной истерике. Ни Володя, ни гей не откликнулись, толпа молчала и, должно быть, стояла в очереди за бесплатными шарами. Толпа не верила в птицу счастья.

Жарко. Припёк. Я иду дальше и проклинаю детство. Старушки, лишённые общественного транспорта, приваливаются к забору.

У ЦУМа "Валентина" (да, да) все уже разговелись и получили призы. Там же давленными голосами пели дети, а в перерывах выступали чиновницы. Зачитывание их должностей длилось дольше поздравительной речи, но и не жаль: ребятишки, мамы, папы, дедушки и бабушки, всем вам любви от нашего комитета, благополучия от нашего отдела, здоровья от лица совета, как будто у совета есть лицо. Даже вороны кричат разнообразней.

Дети тем временем ревут. Девочка, в блестящем, обтягивающем, бирюзовом, с поднятыми в кеглю волосами, кричит: “А я так его хотееела!”. Вот так, детка, вот так всю жизнь. Сам мучаюсь. Мальчик недоволен подарком от "Валентины", младенцы воют, брат с сестрой ссорятся, а что она, а он сам, сам! Детство живёт своей жизнью.

Жарко. Припёк. Автобусов нет. Я иду дальше. Чем ближе к вечному огню, тем пьянее горожанин. И вообще-то говоря, горожанка. Ведь она рожала ему, рожала, и у нее всё как-то неловко и некрасиво повисло, и она не об этом мечтала, и не потому бегала за ним в Ялте, чтобы встать за прилавком магазина “Пирамида”. А он не просил её рожать, ну не просил, ну. И он не о том мечтал, когда бежал от неё в Ялте в мокрую ночную темноту кустов, зная, что она бежит следом. Да и не мечтал вовсе, просто её грудь была так сладка. Хотя какая Ялта - спасское водохранилище. Никаких кустов, никакой влажной темноты - только отцова “Копейка”. Придумаю же, грудь сладка... И теперь этот праздник детства, а всё прошло, и жарко, и припёк, и достало. И как не выпить, ну! Удивительно, что мне удалось оставаться незамеченным полтора часа пути. И вот наконец. “Какой у него чуб! - кричит женщина в тельняшке и тычет в меня пальцем. - Выррррвать надо этот чуб!”

Жарко. Припёк. В переходе я читаю на стене, что “Алексей *** из 9 “Б” извращенец и сосёт хуй”. Не скажу вам его фамилию, вдруг и правда сосёт. Защищу-ка я детство этого Алексея из 9 “Б”.

Детство наплакалось и уснуло. Я сидел на маминой кухне и слушал гипнотический шёпот “Радио России”, которое обещало всякому принявшему пилюлю вечную и солидную эрекцию. Вот умрёт мужичонка, а всё равно не сдастся. Как не сдаётся труба котельной за окном. Сожгли в осеннем костре мой дневник наблюдений, а она стоит и пускает в небеса белый пар.

А на следующий день родилась мама. В который уже раз, и можно ли, Господи, чтобы никогда не переставала? Приехал брат с дочерьми, названными в рифму Асей и Тасей. День детства прошёл, поэтому никто особо не церемонился. Умер какой-то Захаров, хороший человек, и какая потеря, но никто его особо не помнит. И как его отчество? Николаевич? Петрович? Болел с детства, скоропостижно умер. Галина Анатольевна сказала, что жили они всей семьёй в Средней Азии, и там ему было хорошо, воздух сухой-сухой. Только врёт, кажется, Галина, потому что владимирский он, а в Азию ездил в санаторий на месяц. Всё-таки Петрович он. Очень жаль человека, очень жаль. Я смотрю на Тасю и Асю, они - на меня. А потому что надо было резать, говорит Валентина Петровна. Вот Кретинину вырезали лёгкое, и он пятнадцать лет прожил ещё, пока машина не сбила. И Пашковскому вырезали желудок, а Тоне - грудь отпахали, всю. Надо резать, такое время. Хотя за 20 тысяч вставляют в нос трубки, включают лазерный луч, и нос вообще меняет форму без ножа. Тася и Ася вжались в диван, им жалко свои носы. Что-то не нравятся мне твои вены, говорит мне Валентина Петровна. Посмотри, как выпирают. Надо резать! Тася и Ася начинают плакать.

По дороге на вокзал мы с Асей и Тасей молчим. Родители обещают отвезти их в зоопарк и показать жирафа. Но нам с Тасей и Асей всё равно. Нам понятно, что никакой жираф уже не сохранит наше детство.

(4 comments | Leave a comment)

May 7th, 2013
12:18 pm
[User Picture]

[Link]

Мои твиты
  • Пн, 18:46: 6 мая. Погода за год испортилась.
  • Пн, 18:55: Уважаемых граждан уже полчаса просят пройти левее. Хорошо, что не радикальнее.
  • Пн, 19:07: "А мать моя ненавидела Путина с самого начала."

Tags:

(Leave a comment)

12:13 pm
[User Picture]

[Link]

На Болотной 6.05.13
Вот так мы шли, и почему-то вместе. Кричали “Россия будет свободной!”, “Россия для русских”, “Россия без Путина!”, “Россия без Правительства!”, “Навальный наш президент!”, “Анархия”, “Мииитя, Мииитя, мы здесь!” ... Старушка в очках повязала шарфик “Русь Великая” (а может, это флаг у старушки под пальто? а может, это не старушка, а чёрт?), дама в шляпе несла флажок “Хочу в СССР”, а её подруга - неприлично устаревший плакат "Зюганов избавит нас от жуликов и воров. Зюганов - наш кандидат". Хотя есть ли он вообще, этот Зюганов? За заграждение заходить ни в коем случае нельзя, ну только если анахронизм Дружинник (написано красным) отодвинет заборчик и скажет тебе “Давай, брат, только смотри не топчи мне газон”.

Вот так мы шли, пока не увидали два флага. На них была радуга со знаком “Stop” и надпись “Москва не Содом!”. Это, впрочем, и так понятно, что Москва не Содом, а Третий Рим. Для чего старались? Мы идём дальше, и вдруг замечаем, что знаменосец - Энтео. Это как бы звезда православного активизма. Я запомнил его, когда во время прошлого Первомайского шествия я шёл с радужной колонной, а он - с бархатной библией. Он тогда что-то кричал про содомитов. Ветер безбожно уносил его голос вниз, вниз от Чистых Прудов. Он же кропил святой водой защитников Пусси Райот, бил целовавшихся девушек у Госдумы, и вообще если надо какие-то яйца красить к Пасхе, так это его, потому что он так близок к Всевышнему, будто живёт на колокольне. И тут случается потасовка, кто-то даёт Энтео в морду, а он даёт сдачи, драка, драка, фотовспышки. Флаги трясутся, уже нет никакой уверенности, что Москва не Содом. И мне понадобится какое-то необыкновенное подчёркивание, особо значительный курсив, ибо люди вокруг меня начинают орать “Энтео - вон!”, “Энтео - вон!” и мы тоже кричим. Вон, вон! Потом мы уже кричим “Позор!”, а люди обступают малыша Энтео, и флагов не видно, и ветер снова уносит его голос. Православный активист чувствует, что он один против толпы, и ему, может быть, даже заплатят за это. Он подпрыгивает и кидает в воздух листовки. Листовки красиво и бело разлетаются, он улыбается, ведь у него - Господь за спиной. Справедливости ради, за его спиной - бабуля с плакатом “Зюганов - наш кандидат!”, и я начинаю видеть смысл в этом плакате. Энтео бежит божьей тропой. На земле остаются смятые флаги и листовки с подозрительно хорошей для шизофреничной самодеятельности полиграфией. Там семья: мама, папа, сын и дочь. Сын, конечно, гей, но православный активист пока об этом не знает.

Мы рады и счастливы, не столько за себя, сколько за всех нас вместе, ибо мы, пусть нас было тридцать или сорок, но мы изгоняли гомофоба, у нас гей-прайд. И я вам скажу честно: я последний раз испытывал такой нехристианский восторг, когда Рут всё-таки вломила пизды Ракель в 110-ой серии “Секрета Тропиканки”. Да, я смотрел сериалы, да это мат.

Мы двигаемся ближе к сцене, там говорит кто-то, кого не видно и почти не слышно, но мы в общих чертах с ним согласны, а потом - Навальный, которого и видно, и слышно. Мужичок рядом кивает и говорит спутнице, что нужно реальные проблемы решать, а не о пидорах заботиться, и тут же подхватывает “ … и все за одного!” с немного обиженным видом.

Всё закончилось, мы идём к мосту, а там - в сторону Красной Площади. Вдоль дороги чёрной, извините, тлёй стоит ОМОН. Почему-то очень тихо, нас явно подслушивают. Теперь нам кажется, что ОМОН - это чёрная икра, и ею обмазан Кремль, ГУМ и какое-то минестерство. Нам и восе неловко говорить в присутствии деликатеса, а вот пенсионерка, милая и родная, комментирует бойцов: “Толстые какие вы все! Хотя ты вот худенький наоборот” Как хорошо быть бабушкой, думаем мы. Хотя я и так бабушка. ОМОН охраняент от нас Москву вплоть до Китай-Города, смотрит подозрительно, а особо небольшой парниша в каске говорит другу “Да человека два нормальных было ваще, а остальные...” Мы не успеваем услышать, кто остальные, ветер традиционно уносит его слова, да нам и не интересно, мы его видали, Виталю, мы его слыхали, бог с ним, у нас тут Третий Рим.

(Leave a comment)

April 15th, 2013
12:55 pm
[User Picture]

[Link]

моя бабушка, буду честен, сшивала половики из обрезок ковролина, который ей жертвовал частный новый русский предприниматель, а потом делала окантовку из старых капроновых чулок, чтобы не рас-тре-пал-ся. то есть бабушка брала отходы, обшивала старьём, чтобы подольше служило. примите это за метафору. а теперь поймите, каково мне в пятизвёздочном отеле в берлине, в котором я случайно и бесплатно очутился. думаете, я запрыгал от восторга на одной ножке? я вам кто, джулия робертс? красотка? чмо я, а не красотка. крестьянин. но и вы, кстати, в основном не ричард гир. я жуков колорадских в банку собирал. так что я снял ботинки и с почтением прошёлся, заглянул во все ящики и понюхал гель для душа. спать я лёг на краешек кровати, выглядывая из пышных одеял на роскошь и светящийся столб аквариума за окном. придут, думаю, ночью и - погонят сраной метлой. пошёл вон бандит. а утром на завтрак, небось, роскошь такой концентрации, что я её и не прожую. так я горевал. и тут я увидел дыру в пододеяльнике. такую, знаете, крупную добротную дыру. слава небесам! бог есть, иисус воскрес, вот же и пасха у них уже прошла! воистину! довольный и счастливый, я укрылся родным рваненьким пододеяльником и безмятжено по-холопски заснул.

(1 comment | Leave a comment)

12:53 pm
[User Picture]

[Link]

вы же скучаете без моих грустных басен? мама снова в гостях. приехала на "волки и овцы" в театр фоменко, хотя, конечно, она собаку съела на этой аллегории. заодно прихватила пару дней. и вот мы с мамой отправились в магазин. шёл дождь, мы мокли, но шли. пришли, а там, говорят, бомба. вообще мы с мамой привыкли, что нам не рады, но так чтобы бомба? мы подождали взрыва немного и вернулись. мама привезла от дяди андрея обрезки тортов. их ворует охранник кондитерской фабрики под люберцами, а потом продаёт под видом пирожных. это получается намного дешевле. охранник купил уже джип, а ездил ведь на пятёрке. умеют люди крутиться, не то что мы. мы поели обрезков, попили чаю. нам весь день звонил тёмный рыцарь, усатый господин. далеко не уехать. мама рассказывает про политику: в кировских лесах удивительные белые грузди; если их надолго замочить, они получаются отменные. и ведь замочат. ложимся спать. мама лежит за стеной на параллельной кровати. и мы вместе с ней - на берегу ямы, огромной алабяно-балтийской братской могилы. за шумом камазов не слышен смех фрейда в углу. дал бы нам бог голос, мы бы пели вам такие колыбельные. но бог не дал.

(Leave a comment)

March 6th, 2013
10:15 am
[User Picture]

[Link]

backback
Милый друг отсканировал мне старую плёнку отца. И там все живы. И дед Яков, и бабушка, и бабушкин брат Коля, и мамин брат Юра. Дядя Юра умрёт раньше всех, потом, надорвавшись на Юриной сердечной мышце, упадёт дед Яков (Яша, Яша!), двадцать пять лет спустя - бабушка, и дядя Коля в прошлом году (приезжала мама, гостила). И как бы так растянуть эти бабушкины 25 лет - долгими круглыми звуками, особым курсивом, чтобы хватило на все наши встречи, чтобы она успела дочитать какой-то стих Гумилёва (особенно грустен, конечно, взгляд), пока поднималась из ямы городских садов. Но тут они ни о чём не знают. Улицы названы по-старому, дома не построены и не разрушены, меня нет, "Жигулей" нет, нет разорванных сосудов, нет. И дядя Юра чуть старше меня, а отец - мой ровесник, ловит в объектив птиц, деда Якова в лодке на той стороне реки, чью-то собаку, какого-то мужика на крыльце (наверное, умер от рака в 93-м году). И вообще живут, как мы. И вообще - мы. Вот же он - Юра. Только после того как я погладил смерть по бархату, оплакал все кепки и раскладные стулья, я заметил треть моего брата на краешке стула. Если отодвинуть и растянуть, то там он, Оля, Миша, потом - я, потом - их дети, дети. И Муслим Магомаев со всей силой советских батареек просит синее море взять его в дальние дали, а моя мама ему подпевает.

(5 comments | Leave a comment)

March 3rd, 2013
02:21 pm
[User Picture]

[Link]

боже, это прекрасно



(Leave a comment)

February 22nd, 2013
09:37 am
[User Picture]

[Link]

пока вы спите, а солнце ещё не взошло, я здесь попою фальшиво и заштопаю рот потом. конечно, удивительно, как музыкант растёт из своих инструментов. они плоть от плоти, кровь от крови, сустав от кости. я вообще по части инструментов на острове пасхи, сижу на холодном камне, пальцы мои переломаны, баян, на котором я играл, стоит в пыли, давно не выдыхал, умер по сути дела. но тем удивительнее. все эти касания, дёрганья, нажимы, удерживания, ниже, глубже, быстрее - это удивительный, сексуальный какой-то акт. так не расскажешь. не запишешь, приставки и суффиксы путаются в ногах. в общем, заштопываю рот.

(Leave a comment)

February 17th, 2013
04:02 pm
[User Picture]

[Link]

Time
Time.
Time by BeboFlickr

(5 comments | Leave a comment)

[<< Previous 10 entries -- Next 10 entries >>]

Powered by LiveJournal.com